Борис Викторович Маков, Александр Михайлович Хатыбов и др.

Возникла потребность прикоснуться к сложившимся сложнейшим, чаще не определенным или противоречивым, но устоявшимся понятиям в духовно-светском и научном восприятии сути и сущности таких состояний, как вера и знание. Не следует воспринимать возникновение необходимости рассмотрения этого вопроса, как некоего душевного стенания, ибо причинность этому гораздо выше и сложнее. Более того, границы этому, - далеко за пределами воли и возжелания людей. Ранее в исследованиях мы определились о состоянии бывшего программного управляющего воздействия, имевшего сокрытую недосягаемость в осознании даваемой извне объективной действительности, независимо от национальных, географических и иных различений среди людей. Это, в первую очередь, незримо играло определяющую роль в целевой ориентации состояний, как веры, так и знания.

Для человека, истинного и освобожденного от прежнего плененного состояния со стороны программных процессов старой Системы, в мировоззренческом плане ныне главным является вопрос об осознании своего истинно воссозданного предназначения на Земле, глубинного понимания своих персональных функций и своей обязательной и максимально возможной полезности от факта своего существования для других, себе равных. То есть, это вопрос о смысле жизни, как воссозданного человека в новых условиях состояний и процессов, в том числе и правильно осознанного ориентирования в своем развитии, гармонизированного с происходящими общими изменениями модели Земля в целом.

 

Представленный материал не претендует на полноту изложения, но позволяет с иной точки зрения рассмотреть вопросы, связанные с основами существования Человечества.

Понятие о «Концептуальной власти» в светском изложении достаточно известно, но осознание и восприятие ее всегда сводились к формированиям различных «вертикалей власти» с соответствующими структурными или одиночными олицетворениями и историческими «особенностями» в управляющей вершине. Все значимые этапы истории непременно старались увязывать с важной ролью некого «человеческого фактора», обязательно возвышая его историческую заслугу, как индивидуума, от действий которого как бы всегда начинались различные коренные исторические изменения или значимые для общества события. Анализ ранних предсказаний (от Нострадамуса), а также весь набор различных весталок (артефактов и им равных), добытых в археологических раскопках различных «древностей» и совокупность текущих явлений, действий и событий рассматриваются как последовательная «историческая эволюционная» причинная цепочка, под которую можно подвести любую «научную базу», никогда и ни за что ранее не отвечавшую.