Четверг, 09 Ноябрь 2017 13:40

Причины революции 1917 года. Патриарх Кирилл просвещает

Скачать: |pdf| |doc| |epub| |fb2|

 

К столетию...

 kirill

До сих пор в научной среде причины революции 1917 года — вопрос дискуссионный, хотя есть позиции большинства и меньшинства. Но тут мы говорим о человеке, которому доступна так называемая божественная правда, поэтому мнение заведомо некомпетентного персонажа, патриарха Кирилла, стоит учитывать в первую очередь. Потому что есть немало людей, которые ему верят, которые поверят, даже если он скажет, что 2х2=5.

Итак, патриарх Кирилл решил проблему, рассказал о главной причине революции1. Сразу скажем, что изучать проблему патриарх не стал. Он человек универсальных знаний, то есть выскажется по любому вопросу, да хоть об астрофизике. Знаний нет, но мнение имеется! Можно взять любую категорию и добавлять пустые рассуждения о боге и божественной правде.

Гениальная реплика главы церкви: «Если отмести всю политическую конъюнктуру, связанную с событиями столетней давности, если отрешиться от этого идеологизированного взгляда, то этим беспристрастным взглядом мы многое увидим и поймём, что начало наших национальных болезней, приведших к катастрофе столетней давности, началось не за год, не за пять и не за десять, а как минимум почти за двести лет, а может быть, даже и более, когда стали разрушаться духовные основы жизни нашего просвещённого общества, так называемой элиты».

Вероятно, до таких оценок историк бы не додумался по причине тлетворного влияния образования. Тут, видимо, истину патриарху сообщил если не бог, то какие-нибудь «старцы», которые обладают недюжинным умом, так как вместо накопления знаний зарывают себя в землю или живут в шалаше (или что-то в этом духе). Что же произошло за двести лет до 1917 года? 1717 год — период Петра I, когда церковь уже не государство в государстве, а полностью государю она стала чем-то вроде «министерства правды».

Однако это произошло не в 1717 году, а действительно раньше. Задумался о реформах Пётр уже в конце XVII века и почти сразу начал их проводить. Но не суть, если патриарх ошибся на 17-18 лет. Суть в том, что Пётр закабалил церковь, которая и до его периода прислуживала высшей знати и царю, просто у неё было больше имущественных прав.

Чьи же духовные основы разрушал проклятый Пётр? Высших сословий, которые отчасти и без Петра дошли до аналогичных взглядов, потому что занимались торговлей, в том числе с западными странами? Не стоит забывать, что Московская компания основана ещё при Иване Грозном.

Факт в том, что общество до Петра I точно просвещённым не было. Даже элита была достаточно примитивной, поскольку это, во-первых, несколько процентов населения, во-вторых, тогда даже образование для элиты было необязательным. Пётр именно занялся просвещение элит. А вот просвещение и избавило отчасти от «духовных основ», потому что появились светские социальные институты вроде образовательных и воспитательных, которые забрали часть функций церкви, что церкви, конечно, не нравилось.

Но этот процесс касался вообще всех стран, он естественный для общества. Традиционное общество все ещё сохранялось в большинстве своём, и церковники влияли на крестьян-полурабов, но не на элиту; и тут патриарх отчасти прав. Отчасти потому, что всё-таки многие представители элиты продолжали прислуживать церкви.

В чём же причина такого поворота? Ведь раньше слушали попов, обходились без образования и при этом были, по утверждению патриарха, просвещёнными: «Люди потеряли внутренний суверенитет, отдав свой разум и душу тому, что приходило извне, воспринимая эти сигналы извне абсолютно некритически, подвёрстывая под эти идеи свою веру, своё мировоззрение, свой взгляд на жизнь».

Тут интересно вот что: каким образом они не могли перенимать знания, если никаких альтернатив не было? Им что, следовало слушать байки попов про божественную истину, которые те рассказывали уже на тот момент более 500 лет и которые ни к чему не приводили? Пустые рассуждения можно слушать хоть тысячу лет, но толку от них никакого нет. И это также означает, что никакого внутреннего суверенитета у них вообще не было. Пока не было знаний, они к ним и не стремились, а как появилась возможность, то тут же ей воспользовались.

Это же происходит в примитивных обществах, когда идёт процесс урбанизации. Люди живут «духовно» без медицины и образования, но затем приобщаются к цивилизации. Вот, видимо, цивилизация и губит душу человека, как полагает патриарх, который сам живёт в современном обществе и пользуется всеми благами. А о материальных притязаниях главы церкви и о скромности можно говорить часами.

Кирилл о роли церкви: «Церковь при видимом благополучии была по рукам и ногам скованная государством и лишена самого главного: возможности, не оглядываясь ни на власть, ни на какую вне находящуюся силу, говорить людям Божью правду об их духовном состоянии, если нужно давать свою оценку политическим процессам, имевшим место в жизни нашего общества, не с политической точки зрения, а с точки зрения духовной».

Благополучие было не видимым, а реальным. А государством церковь была скована всегда, даже во времена первого собора 325 года, что уж тоже вряд ли кто-то будет отрицать. Церковь прислуживает государству, особенно православная церковь в России.

Если церковь хочет независимости, то пускай откажется от притязаний на государственные деньги и на сопутствующие «симфонии» бонусы и подарки. Пускай станет, как, например, свидетели Иеговы. Какие проблемы? Тот факт, что этого не происходит, как раз говорит о том, что церковь вообще не собирается отходить от государства и всегда будет в подчинённом положении; это касается не только нынешнего государства, но и СССР, периода монгольского владычества и др.

Патриарх Кирилл тут явно лжёт, потому что он выступал и во времена СССР, и в период Ельцина, и сейчас. Как можно понять, говорил он совершенно разные вещи, потому что конъюнктурщик. Сейчас просто есть заказ государства на осуждение революции 1917 года (на деле — революции вообще), что делают российские чиновники, а патриарх просто им вторит. Не исключено, что даже высказывается по их просьбе. Ведь он всегда повторяет за чиновниками, и его оценки почти ничем не отличаются от официальной позиции, за исключением демагогии о «божественном правде».

Патриарх много раз отметил, что у церкви есть правда:

«Церкви было запрещено обращаться с таким посланием к людям, потому что главой Церкви был государь, и он говорил как бы в том числе и от Церкви».

«Сегодня есть определённые силы в обществе, которые не желают, чтобы Церковь говорила правду своему народу, чтобы она обращалась к людям с пророческим словом».

Глава церкви говорит о правде, но эту правду никогда не озвучивает. Она, мол, есть. Верьте в неё, но вы никогда не узнаете её. Не знает её и патриарх, иначе бы, вероятно, поделился, а то «служит» уже не один десяток лет.

Далее патриарх отходит от темы:

«Нам говорят: закройтесь и заприте двери своих храмов, и там делайте что хотите. Мы не входим в полемику с теми, кто так говорит и так действует, хотя мы знаем, что каждое доброе слово Церкви подвергается клеветническим комментариям и часто его хотят принизить, смысл его разрушить, так чтобы оно не достигало сознания современного человека».

Он представляет ситуацию так, как будто всё дело в церковной демагогии, а не в том, что у школ, больниц и музеев забирают здания, государство переводит деньги церкви миллиардами2, а сам патриарх — охраняемое лицо за счёт налогоплательщиков. Основные претензии к церкви связаны с материальным обеспечением за счёт налогоплательщиков и с тем, что церковники нападают на светские институты, агрессивно навязывают свои мифы современному обществу, в том числе через светские социальные институты. Причём это нарушает законодательство.

Почему государство регулярно выделяет церкви огромные деньги, когда их можно потратить иначе? Почему светское государство должно вообще что-то церковникам? Это ключевой вопрос, а не разговоры патриарха. Пускай говорит что хочет и где хочет, но не покупает за счёт государства себе жилплощадь, иномарки и не летает за государственный счёт по миру, тогда и претензий будет меньше.

Именно эти факты и приводят к тому, что каждое слово церкви критикуют. Потому что говорить-то можно одно, но делать — другое, именно дела и подвергаются критике в первую очередь.

И после того, как государство переводит миллиарды рублей рясоносцам, у патриарха ещё хватает наглости говорить о гонениях: «Никакими средствами сегодня невозможно закрыть наши уста, мы будем провозглашать Божью правду, в полной мере осознавая, что это очень рискованное служение».

Тогда почему выходит, что все высказывания главных церковников не противоречат генеральной линии? Почему они всегда тенденциозные? Церковь вместе с властью осуждает одни вещи и хвалит другие. О каком риске идёт речь? Риск есть у противников РПЦ, например, сторонников православия, которые не относятся к московскому патриархату.

В сухом остатке смысл проповеди: революция — зло, а её исток — «ущемление церкви». Если бы церковь промывала мозги народу и накапливала богатства в XX веке точно так же, как в XIII, то все было бы неплохо. Видимо, такой вывод надо сделать. Но главное, чтоб такой вывод сделали консерваторы-казнокрады, которые мечтают оставить всё как есть. Вот, мол, воцерковим всех — и можете хоть вечно разворовывать страну, население православное все стерпит.

http://kritix.ru/religion-and-atheism/2343-prichiny-revolyutsii-1917-goda-patriarkh-kirill-prosveshchaet


 

1 Патриарх Кирилл увидел истоки революции 1917 года за два века до нее. URL: https://news.mail.ru/society/31544858/

2 Церковь, государство и 6 миллиардов. URL: http://comstol.info/2015/01/ekonomika/10557