Суббота, 06 Январь 2018 13:41

Рождество Христово и начало «нашей эры»

rozhdestvo

Считается, что впервые год «новой эры» как год Рождества Христа вычислил римский монах Дионисий Малый в VI веке н. э., то есть более чем через 500 лет после датируемого им события. При этом Дионисий сначала вычислил дату Воскресения Христа, а затем воспользовался церковным преданием о том, что Христос был распят на 31-м году жизни. Дата Воскресения, по Дионисию, — 25 марта 5539 года от Адама, а год Рождества Христова, следовательно, — 5508 от Адама (по византийской эре).

Авторы новой хронологии отмечают, что вычисления Дионисия на самом деле неверны (из-за недостаточного развития астрономии в то время). Их ошибочность стала известна уже в XVI-XVII веках, и с тех пор было сделано несколько попыток пересчитать за Дионисия и исправить даты Рождества и Воскресения Христа.

Перечислим некоторые из попыток «исправить Дионисия»:

  • Христос воскрес 5 апреля 33 года н. э. в 34 года;
  • Христос воскрес 5 апреля 33 года н. э. в 33 года (наиболее распространённое до последнего времени мнение; возникло в XIX или XX веке);
  • Христос воскрес 9 апреля 30 года н. э., а родился за несколько лет до н. э. (современная точка зрения Римско-католической церкви).

Ни одно из приведенных выше решений не удовлетворяет календарным «условиям Воскресения». Более того, оказывается, что вблизи начала «нашей эры» вообще нет дат, удовлетворяющих этим условиям.

Другими словами, если бы Дионисий знал современную астрономию, то он не мог бы даже близко указать год рождения Христа там, где он его указал, — в начале нашей эры. К сожалению, когда астрономические данные стали достаточными для того, чтобы это понять (а это произошло лишь в XVII веке), «новая эра» и дата «Рождества Христова» были уже общераспространены на Западе и канонизированы Римско-католической церковью, а затем и Православной церковью.

Естественно, возникает вопрос: что представляют из себя календарные «условия Воскресения»?

Церковное предание в согласии с Евангелиями утверждает, что Христос воскрес 25 марта в воскресенье на следующий день после иудейской Пасхи, которая, следовательно, приходилась в этот раз на 24 марта (субботу). Именно эти «пасхальные условия«, которые мы будем называть «условиями Воскресения», и имел в виду Дионисий, проводя свои вычисления даты Воскресения Христа, а затем и Рождества Христова.

То, что Христос воскрес на следующий день после иудейской Пасхи, совершенно ясно сказано в Евангелии от Иоанна. Это подтверждено также церковным преданием и всей средневековой традицией.

Полный набор календарных условий, сопровождающих, согласно устойчивому церковному преданию, Воскресение Христа, можно найти в «Собрании святоотеческих правил» Матфея Властаря:

«Ибо господь пострадал ради нашего спасения в 5539 году, когда круг солнцу был 23, круг луне — 10, и иудеи Пасху иудейскую имели в субботу (как пишут евангелисты) 24 марта. В следующее же за этой субботой воскресенье 25 марта… воскрес Христос.

Законная Пасха (иудейская) совершается по равноденствии в 14-ю луну (то есть в полнолуние) — от 21 марта до 18 апреля — наша же Пасха совершается в следующее за ней воскресенье».

Матфей Властарь даёт следующие календарные указания для года Воскресения Христа:

1) круг солнцу 23;

2) круг луне 10;

3) накануне, 24 марта, была иудейская Пасха, совершаемая в день 14-й луны (то есть в полнолуние);

4) иудейская Пасха была в субботу, а Христос воскрес в воскресенье.

Носовский и Фоменко провели компьютерные расчёты для каждого года из промежутка от 100 года до н. э. до 1700 года н. э. День весеннего полнолуния (14-я луна, или иудейская Пасха) вычислялся по формулам Гаусса, а христианская Пасха, круг солнцу и круг луне — по пасхалии. Так же, как и Дионисий (и Матфей Властарь), они предполагали, что день Воскресения являлся пасхальным днём по пасхалии.

В результате исследования они пришли к выводу, что календарные «условия Воскресения» выполнялись лишь один раз: в 1095 году н. э.

Рождество Христово относится, таким образом, примерно к 1064 году н. э. — за 31 год до 1095 г. н. э.

Дата 1095 год н. э. идеально соответствует новой хронологии, построенной в работах А.Т. Фоменко.

Сопоставляя её с датировкой Первого Вселенского Собора, мы видим, что получается, будто Первый Вселенский Собор был до воплощения Христа. Противоречит ли это церковному преданию? Оказывается, нет. Это безусловно противоречит лишь взгляду на историю Церкви, сложившемуся не ранее XIV-XV веков, но не церковному преданию.

Древние тексты сохранили для нас «условия Воскресения«, позволяющие однозначно восстановить искомую дату.

Рассмотрим внимательнее «условия Воскресения« 1-4. Они не равноправны. Условия 3 и 4 известны из многих источников и составляют устойчивое церковное предание. Условия 1 и 2 являются весьма специальными календарными указаниями. Что получится, если попытаться удовлетворить лишь двум условиям 3 и 4?

Как показал компьютерный расчёт, проведённый авторами новой хронологии, «условия Воскресения» 3 и 4 на промежутке времени от 100 года до н. э. до 1700 года н. э. выполнялись лишь в следующие годы:

1) 42 год (до н. э.);

2) 53 год н. э.;

3) 137 год н. э.;

4) 479 год н. э.;

5) 574 год н. э.;

6) 658 год н. э.;

7) 753 год н. э.;

8) 848 год н. э.;

9) 1095 год н. э. (удовлетворяет полному набору условий 1-4);

10) 1190 год н. э.

Легко видеть, что и тут нет ни одного решения, которое удовлетворило бы традиционную хронологию.

Общераспространенное церковное предание, явно отражённое в Евангелии от Иоанна и в трудах множества церковных писателей, не может быть согласовано с датой рождения Христа около начала нашей эры. Для того чтобы достичь такого согласования, необходимо сместить дату Рождества Христа не менее чем на 70 лет назад или же не менее чем на 20 лет вперёд. Если же мы добавим сюда ещё и условия 1-2, то решение становится однозначным и даёт XI век н. э.

Фоменко и Носовский рассматривают содержательный смысл полученной «даты Воскресения Христа» — 25 марта 1095 года н. э.

25 марта 1095 года н. э. был день так называемой «кирио-пасхи» (то есть «царской Пасхи«, «Пасхи первосвященника») — Пасхи, совпавшей с Благовещением (25 марта). Кириопасха — достаточно редкое событие. В церковном предании оно связывается с пришествием Христа.

Согласно Евангелиям и церковному преданию, в год Рождества Христова вспыхнула новая звезда на востоке, а через 31 год, в год Воскресения, произошло полное солнечное затмение. Церковные источники ясно говорят именно о солнечном затмении в связи с Воскресением Христа, причём не всегда относят его к Страстной Пятнице. Отметим, что солнечное затмение в данной местности, а тем более полное солнечное затмение — исключительно редкое событие. Библейская наука XVIII-XIX веков, не обнаружив, естественно, евангельского солнечного затмения там, «где надо», в Палестине начала н. э., переделала его в лунное. Это, правда, всё равно не помогло — в точности подходящего лунного затмения тоже не нашли. Однако с тех пор повелось считать, что в Евангелиях описано не солнечное, а лунное затмение.

Фоменко и Носовский рассмативают исходную точку зрения, отражённую в первоисточниках, согласно которой затмение было солнечным.

Оказывается, такая пара редчайших астрономических событий — вспышка новой звезды и через 31 год — полное солнечное затмение в Средиземноморье, действительно была, но только не в I, а в XI веке н. э.! Это — знаменитая вспышка новой звезды в 1054 году и полное солнечное затмение 16 февраля 1086 года (в понедельник). Полоса тени этого затмения прошла через Италию и Византию.

Любопытно, что следы упоминаний о Христе в средневековых хрониках, относящиеся именно к XI веку, сохранились даже до нашего времени. Например, в хронографе 1680 года сообщается, что папу Льва IX посещал сам Христос: «Повествуется, яко Христос во образе нищаго, посещал его (Льва IX) в ложнице». Важно, что это — единственное упоминание такого рода, кроме случаев пересказа Евангелий.

В качестве 1 года по «Р.Х.» во многих хрониках подразумевается 1054 год н. э. (т. н. «основной сдвиг на 1053 года в хронологии«). Это значит, что средневековые хронисты часто датировали Рождество Христово именно 1054 (или 1053) годом.

По всей видимости, это следы еще одной традиции датировки Рождества и Воскресения Христа эпохой XI века н. э. Согласно этой традиции, Рождество было в 1054 году — в год вспышки новой звезды, а Воскресение — в 1086 году, когда наблюдалось полное солнечное затмение.

Кстати говоря, начало Первого крестового похода — похода «за освобождение Гроба Господня» — датируется 1096 годом. С другой стороны, средневековые церковные источники, которые часто более подробно, чем Евангелия, описывают события, связанные с Христом, утверждают, что сразу после Воскресения Пилат был вызван в Рим и казнён там, а войска кесаря были посланы в поход на Иерусалим и захватили его. Сегодня считается, что это средневековые домыслы, поскольку в хронологии Скалигера никакого похода римлян на Иерусалим в 30-х годах I века н. э. нет. Однако, если Воскресение датируется концом XI века, это утверждение средневековых источников приобретает буквальный смысл — имеется в виду Первый крестовый поход, в ходе которого был взят Иерусалим. Если же датировать Воскресение 1095 годом, то получится, что крестовый поход начался уже на следующий год — в точности, как описано в упомянутых средневековых текстах.

Куда шли войска крестоносцев, освобождая гроб Господень? Естественно, скажет читатель, в Иерусалим. Это так. Но дело в том, что Иерусалимом в то время назывался, как мы уже говорили, город, расположенный на месте современного Стамбула, который и был столицей Второго Рима. Значит, Христос был распят не на территории современного Иерусалима, что находится в Израиле, а на территории современной Турции. Вот, оказывается, почему войска крестоносцев воевали с Византией. Шла война за Гроб Господень.

Согласно Евангелиям, гора Голгофа (на которой был распят Христос) находилась где-то в Иерусалиме или рядом с ним. Когда ошибочно отождествили Иерусалим с палестинским селением Эль-Кудс, то, естественно, постарались «найти» тут подходящую гору. Однако эти попытки, считают Фоменко и Носовский, следует признать безуспешными. Поскольку то, что предлагается нам сегодня в качестве евангельской Голгофы, это небольшой холм, каковой при желании можно отыскать практически в любом месте. А есть ли под Стамбулом место, которое можно было бы достаточно надёжно отождествить с евангельской Голгофой?

Оказыватся, есть. Это — самая высокая гора на Верхнем Босфоре под названием Бейкос. На самой вершине этой горы расположена гигантская символическая могила, называемая «могилой Иисуса« (по турецки — Юши). Согласно реконструкции новой хронологии, это и есть знаменитая евангельская гора Голгофа, то есть место распятия Христа.

Вот что пишет об этом известный мусульманский автор XIX века Джелал Эссад: «Следуя вдоль азиатского побережья Босфора, достигаем до маленькой пристани, называемой Сют-люджэ, откуда тропинка ведёт на самую высокую гору Верхнего Босфора (на Голгофу, по предположению Фоменко и Носовского). На вершине этой горы (180 метров над уровнем моря) находится могила Иисуса Навина (Иуша)… Местные жители называют её могилой святого Юши или Иуши, то есть Иисуса».

Оказывается, эта могила соответствует древним описаниям могилы Иисуса Христа. Такое описание, например, мы видим в произведении «Хождение игумена Даниила». В современном русском переводе этот текст звучит так: «Распятие Господне находится с восточной стороны на камне. Оно было высоко, выше копия. Камень же тот был круглый, вроде маленькой горки. А посреди того камня, на самом верху, высечена скважина около локтя глубиной, а шириной менее пяди в окружности (в периметре). Тут был водружен крест Господень. В земле же под тем камнем лежит голова первозданного Адама… И разошёлся тот камень над головой Адама… и есть расселина эта на камне том и до нынешнего дня… распятие Господне и тот святой камень кругом обнесены стеной… дверей же (в стене) две».

Это описание Даниила места распятия Христа, отмечают Фоменко и Носовский, прекрасно отвечает тому, что сегодня мы видим на горе Бейкос на окраине Стамбула. А именно, — круглый камень вроде маленькой горки с отверстием на самом верху, в центре. Трещина на этом камне. Само название памятника — «могила Иисуса». Стена вокруг этой святыни. Совпадает даже количество дверей в стене — две. Кроме того, рядом с камнем воткнут в землю и привязан к нему высокий шест, на вершине которого сегодня находится золотой (или позолоченный) диск с арабской надписью. Этот шест вполне может символизировать упоминаемое Даниилом копье, которым, как известно (по Евангелиям), был поражен в бок Иисус на кресте.

Вернемся к Даниилу. Далее он говорит: «А от распятия Господня до снятия есть сажен пять».

Действительно, говорят Фоменко и Носовский, в другом конце «могилы» лежит второй камень, примерно того же размера, что и первый, и примерно такой же формы. Но без трещины. Лежит он примерно на расстоянии 10-15 метров от первого камня. Других таких камней внутри огороженного места (размером 17 метров на 2 метра) не видно. Трудно отделаться от впечатления, подчеркивают они, что второй камень отмечает место снятия, то есть то место, куда положили тело Иисуса после снятия его с креста.

Источник