Воскресенье, 24 Апрель 2016 16:03

Ромашки для Мастера

Автор:

Скачать: |pdf| |doc|

 

 

1

 

Все будет правильно, на этом построен мир.

(М. Булгаков «Мастер и Маргарита»)

 

Как велика еще вера в авторитетность людей в белых халатах с высокими медицинскими званиями! Но все чаще и чаще всплывает не только их некомпетентность в выборе лечебных процедур, но и обыкновенный стяжательский подход к пациенту. Так что, сегодня в больницу попадать не только дорого, но и опасно для жизни. Залечат так, что и не восстановиться! Палаты интенсивной терапии можно сравнить с экспериментальной лабораторией, результаты опытов, которой, непредсказуемы и проводятся методом проб и ошибок. А подопытными «мышатами» являются живые люди, по воле случая попавшие в больницу…

Понедельник – день обычный, и даже – радостный (вопреки расхожей людской молве), если стратегия Мастера – победа, а Н.В. Левашов и Жизнь – Учителя его.

…Целую неделю длилась эпопея медицинского абсурда, потому единственно верной тактикой Фёдора Дмитриевича Шкруднева стало незамедлительное устранение последствий от «ортодоксальных услуг».  И вам судить, что было более невероятным.

Возможно, кто-то осудит нас, а кого-то спасет наш собственный опыт.  Но нам и помыслить страшно, чем могла закончиться для Маргариты неделя интенсивной терапии, если бы не обнулялся весь медицинский вред (для которого, не случайно, даже термин есть – ятрогенный фактор).

Обнуление нанесенного вреда, а лучше сказать, точный подбор Программ ВОССТАНОВЛЕНИЯ жизненного потенциала клеток плоти, утраченного под воздействием агрессивных, по отношению к жизни, разрушающих медикаментозных и хирургических вмешательств – это уникальная технология создания Программ, которые восстанавливают поврежденные клетки человека путем выведения их из искусственно наведенного состояния энергоинформационной депрессии, и оздоровление Человека на основе этих Программ.

Прошел месяц. О случившемся мы почти не говорим. Никто не решался. Лишь иногда скупые мамины воспоминания вновь будоражат душу.

Сегодня, когда Маргарита рядом и под защитой «СветЛ», можно, наконец-то, отбросив эмоции, перевернуть страничку и оставить кошмар в прошлом.

2

В тот чудный мартовский день Маргарите, как всегда, хотелось резвиться. Детская энергия столь же восхитительна, сколь необходима, хотя, увы, дети часто падают.  Случайное падение навзничь лишь на мгновение увлажнило большие зеленые-серые глаза. Однако, кафельный пол – не соломка под головой, и вечер не задался.  Началась сильная тошнота, а потом и рвота. Уже смеркалось, когда вместо сказки – совсем не сказочная карета унесла Маргариту в ночь, на «бал тьмы».

3

Дежурный нейрохирург задал тон и темп, ибо просто самоустранился, исключив диагноз «сотрясение мозга». На утро он был «неподдельно» удивлен и тяжелому состоянию ребенка после ночной рвоты через каждые пол часа и воистину своей неприступности в ординаторской обители (или все же преступной бездеятельности?). Может, имя врача – Иван Васильевич (мы не уточняли), но не царское это дело – ущемлять себя. Был бы рядом известный персонаж Якин – непременно восхитился: «Боже, какой типаж! … Поразительно! … не узнаю́ вас в гриме! Кто Вы…?» От такого «нейроэффекта» вздрогнул даже мужественный отец Маргариты (а не только от слов: «Папа! Помоги!»).

Безумная неделя интенсивной терапии набрала обороты. «Притянув за уши» подходящий диагноз – «Острый гастроэнтерит», ребенка (прямо под капельницей) перевезли в детскую инфекционную больницу. О надуманной инфекции, а, скорее, – тут же и приобретенной – позже. Первые 48 часов капали непрерывно, остальные   дни – с утра до 3 часов ночи (обезвоживание-то за первую ночь было сильнейшим). Но капали не только физ. раствор, рингер, глюкозу. Еще и антибиотики без всяких на то оснований. Фактически – для «подстраховки себя…», как верно заметил Федор Дмитриевич, когда узнал о происходящем и ответил на наше письмо.

4К сожалению, мы не научились предъявлять претензии за непрофессионализм и вивисекцию. Тем не менее, считаем их недопустимыми с детьми. Как можно, например, напрочь забинтовав катетер на маленькой кисти, буквально «раздуть» ее из-за проколотой вены? Благо внимательная мама была рядом.

На второй кисти венки искали долго (они буквально спрятались), хотя сопротивления не было и не потому, что силенок не хватало. Просто возраст обязывал – 2 года, 3 месяца!  

Увы, клятва Гиппократа, ныне трансформировалась в рыночный вариант: «Не можешь помочь – окажи услугу (вместо «не вреди»). Главное – подстраховаться.

А разве нет (?), если инфекционист (заведующий отделением, между прочим) назначает антибиотик, уверяя себя и маму, что «бакпосев (с результатом через 5 дней) на 99% его оправдает». А он не оправдал! Никакой бактериальной инфекции не было, и ребенок ПЛАТИЛ СОБСТВЕННЫМ ЗДОРОВЬЕМ на злополучном рынке медицинских услуг, где метод «тыка» и есть богатый врачебный опыт.  К тому же, примененный антибиотик при внутривенном введении вызывает такую боль, что с трудом выдерживает даже взрослый. Но средь «бала» кого волнует истошный крик ребенка, поглотивший все окрест? Претензии к Гиппократу? Его клятва – ему и отвечать? Не кощунство-ли после содеянного эстафетно передавать и умиленно спрашивать маму: «Это ваша девочка просила: «Мама! Помоги!»?» Что же не процитировали: «Тетя! Пока!»? Может, коротко и ясно? Или слишком корректно?  Им бы сутками молить о Бане, да читать и перечитывать принципы целительства по Н.В. Левашову. Поэтому Федор Дмитриевич и подчеркнул после того, как откликнулся на наш крик души, что «БОРЬБА за нашу девочку, будет «построена» им, в основном, не «ЗА» восстановление здоровья, а «С ТЕМ», что делают Врачи».

А инфекцию ребенку все же «нашли» – пресловутую и вездесущую ротовирусную, правда с оговоркой, что «картина не совсем ротовирусная».  Вернее – совсем не ротовирусная, ибо самым очевидным симптомом этой кишечной инфекции является водянистая диарея (в бытовом понимании – понос), а она при поступлении в отделение отсутствовала (как и высокая температура). Более того, ротовирусная инфекция не терпит никаких попыток атаковать ее с помощью антибиотиков, и нет никакого специфического лечения, как и самих препаратов от ротавирусов. Через два-три дня происходит самоизлечение. Тем не менее, в 2014 году в перечень прививок введена и прививка от ротовируса (может, потому, что чаще всего от этой инфекции страдают дети бедных стран с неразвитой медициной и плохим питанием).  А тут – ребенок не привитый совсем, а не только от ротовируса. Не порядок! Не порядок – в условиях рынка быть здоровым!

И досталось ребенку по полной. Правда «белые и пушистые» «баловали» как могли, снисходительно разрешив: «Имеете полное право и на высокую температуру, и на расстройство стула», иначе говоря: попали в больницу, особенно, инфекционную – болейте! Инкубационный период по ротовирусу – 2-3 дня.  Потому на третьи сутки претензий к ребенку уже не было: на двое суток поднялась до 40 температура, появился до 18 раз обильный жидкий стул (потом, правда, встал вопрос о клизме) и в течение 12 часов – полное отсутствие мочевыделения… А позже пришел отрицательный результат на бакпосев – инфекции нет (а терапия по-прежнему – интенсивная). И в понедельник ребенка выписали. На карантин, под «честное слово», обязав маму не гулять с ребенком. О результатах анализа крови и мочи родителей известили через три дня (по телефонному звонку)), и нас не удивило, что здоровье ребенка в полном порядке: «Есть многое в Природе, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам».5

К тому же, для Маргариты, накануне неожиданной выписки, включился ещё и «СветЛ» – ею выстраданный, а мамой, наконец-то, «принятый». Но, реакция девочки озадачила нас. Подержав Кулон в левой ручке и позволив надеть на шею, она тут же попросила его снять. Через несколько часов – вновь надела и…  со слезами отвергла (даже порвав шнурок)!

Дома коробочка с Кулоном игнорировалась несколько дней. На все предложения родителей открыть ее Маргарита демонстративно отворачивалась, делала отвергающий жест рукой и твердо заявляла: «Не надо!». Однако, на долгожданную прогулку готова была пойти с кем угодно и ловко толканула Кулон под колготки. Может, изначально, почувствовав его Силу, обижалась – почему так долго не приходил? 

А через пару недель мы приехали к Маргарите. Перед поездкой спросили, что желает больше всего, что привезти? Мгновенный ответ удивил и насмешил: «Цепочку, трусы и ромашки»…

Ромашки, без сомнения, для Вас, Федор Дмитриевич. И, уверены, Вам будет приятно узнать (со слов мамы), что именно с «больничного периода» Маргарита стала безостановочно разговорчивой и не просто разговорчивой, как наблюдаем мы.

6

Безконечно благодарны Вам, Федор Дмитриевич. И для нас абсолютно очевидно, что именно о Вас (среди немногих своих соратников) писал Николай Викторович Левашов в автобиографической хронике «Зеркало моей души» (т1, гл.33): «В светлой иерархии нет места … амбициям. В такой системе нет места протекциям и каким-либо привилегиям. Каждый занимает то место в боевом строю, которое соответствует опыту, возможностям и той ответственности, которую он может нести на своих плечах. Вообще, уровень сознания светлых иерархов у меня всегда вызывал удивление, вполне возможно из-за того, что я сам сознательно сформировался на Мидгард-Земле, где подобное просто не существует. Я никогда не видел и не слышал, чтобы кто-нибудь из них заявлял о том, что он (она) лучше (выше) кого-либо, что достойны большего и т.д. Каждый получал задачу, которую был в состоянии решить, а в случае возникновения неожиданной ситуации, оказывал помощь тот, кто имел необходимые качества и свойства для решения возникшей ситуации… Для меня лично работа с такими соратниками и братьями по духу всегда была высшей честью и радостью… К сожалению, такое духовное братство практически невозможно на данный момент на нашей Мидгард-Земле, и это вызывает только грусть…

Несколько позже мне удалось встретить таких существ и на нашей старушке-Земле, но большинство из них, хоть и имели земные тела, но у них были высокие космические сущности…».  

Не случайно именно Вы, Фёдор Дмитриевич, в авангарде по созданию таких условий на нашей Планете, которые позволят «прорасти» «зёрнам» этой высокой Космической нравственности.